«ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО» - КОМБАТ С ПОЗЫВНЫМ «КОБРА»

Газетные страницы и экраны

Не скажут правды, даже песни врут. 

Нам никогда не выйти из Афгана – 

Как жаль, меня не многие поймут.

Автор строк Михаил Кошкош

 

Это рассказ о майоре Петре Ва­сильевиче Корытном, командире 783-го отдельного разведыватель­ного батальона 201-й мотострелко­вой дивизии в составе Ограничен­ного контингента Советских войск в Афганистане, который дважды изменил линию своей жизни и, несмотря на ранение, не совместимое с жиз­нью, остался жить, став примером другим поколениям защитников Отечества.

В первый раз это произошло, когда по стечению обстоятельств, майору представился шанс не воз­вращаться на горное плато афган­ских гор, где зажатый отрядом душ­манов в огненный мешок - со склонов гор расстреливался авангард его разведывательного батальона. Куда, вопреки обстановке, он смог вернуться, подтянув свежие силы своего батальона. И в дальнейшем — уже на переднем крае, управ­ляя действиями разведывательного батальона в критической обстанов­ке, он боролся за жизнь каждого из своих подчи­ненных, но сам был сражен выстрелом снайпера в голову. Пуля вошла в правый глаз, вылетев в левый висок, и, несмотря на тя­желейшее ранение, комбат до последнего, пока находился в сознании, про­должал отдавать приказы и руко­водить боем.

«Счастливчик», — скажете вы. Бесспорно, случай - на миллион. Пётр Васильевич «выжил всем смертям назло», как герой извест­ного стихотворения Константина Симонова.

Встреча с легендой

 

В один из дней осенью 1986 года прогуливаясь на костылях по дорожке сада Ташкентского Окружного Госпиталя, куда я прибыл из Ка­була «грузом 300», мне встретился мужчина, привлекший особое внимание. Голова и глаз его, были забинтованы. Что-то меня насторожило, мне показалось, в нём я узнал - командира 783-го от­дельного разведывательного бата­льона нашей 201-й мотострелковой дивизии майора Петра Васильеви­ча Корытного. Желая развеять свои сомнения, я сам приблизился к офицеру и обратился по званию - «товарищ майор»! Он обернулся, но было очевидно, он не смог бы узнать – одного из тысяч солдат 201-й дивизии, не являющегося его подчинённым. Я же, будучи солдатом-разведчиком 149-го мотострелкового полка - той же 201-й мото­стрелковой дивизии, запомнил его по совместному участию разведывательных подразделений соединения на общевойсковых и дивизионных операциях, рейдах и засадах.

Я представился по званию, имени и, предложил присесть на скамейку. В беседе, я рассказал о том как, в ходе горного этапа опера­ции «Маневр», 16-24 июня, находясь на площадке подскока близ ЦБУ (центра боевого управления) 201-й дивизии, расположенной в предгорье, ожи­дал с десантной группой своей очереди на погрузку вертолет Ми-8, и как стал свидетелем большого переполоха, вызванного извести­ем из района высадки первого эшелона 783-го ОРБ о сложившейся критиче­ской ситуации, в которую попал ОРБ, о стремительно растущем числе жертв у разведчиков и тяжёлом состоянии раненного комбата ОРБ – майора Корытного П.В..

В дальнейшем, следом за десантами ОРБ с подразделением я высадился в горы и сведений о точных потерях и состоянии комбата П.В. Котрытного, более не имел. Данные потерь 783-го ОРБ, я получил лишь спустя две недели, вернувшись в расположение части уже после 3-го этапа операции.

Петр Васильевич был рад встрече нашей встрече и разговору. Мы прого­ворили до позднего вечера. На сле­дующее утро меня ждала окруж­ная военно-врачебная комиссия и ночной самолёт на Родину.

Рассказ Петра Васильевича. Как это было

Операция под кодовым названи­ем «Маневр» проводилась с 9 июня по 14 июля 1986 года на широком фронте равнинного и горного участков провинций Кундуз, Тахар и Бадахшан на северо-востоке Ре­спублики Афганистан. Целью пла­новой общевойсковой операции, проведенной в три этапа с привле­чением значительного количества войск и боевой техники ОКСВА и ВС ДРА, являлось обеспечение материальными средствами гар­низона отдельного мотострел­кового полка, расположенного на удалении от войск 40-й армии, и продовольственная гуманитар­ная помощь местному населению в труднодоступных горных райо­нах провинции Бадахшан. Учиты­вая, что фактический контроль над данными провинциями находился в руках антиправительственных сил, проводка колонн до города Файзабад развертывалась в «мас­штабную армейскую общевойско­вую операцию».

На первом этапе операции «Маневр» с 15 июня 1986 года майор П. В. Корытный, коман­дуя 783-м отдельным разведы­вательным батальоном в составе дивизии, совершил марш в район проведения операции восточнее города Кундуз. Далее на участ­ке зеленой зоны между города­ми Кундуз и Ханабад, а также в районе Талукан силами своего ОРБ совместно с афганскими правительственными силами вы­полнил задачи по очистке от ди­версионных групп и формиро­ваний оппозиции, угрожавших движению колонн по маршруту Кундуз — Файзабад.

К исходу 15 июня подразделе­ния ОРБ майора П. В. Корытного, согласно боевой задаче, охватили с юга-востока столицу провинции Тахар город Талукан, завершив силами 201-й дивизии его пол­ное окружение. Выполнив задачи первого этапа операции «Маневр», майор П. В. Корытный получил приказ: 783-го ОРБ ранним утром 16 июня 1986 г. на бронетехнике совершить пятикилометровый марш в южном направлении, со­средоточиться в предгорьях уезда Ишкамыш провинции Тахар, где пополнить запасы боеприпасов, продовольствия и заправить бо­евую технику.

Прибыв в указанный район, майор П. В. Корытный был вы­зван на подвижный центр бое­вого управления (ЦБУ) дивизии, где получил новую боевую задачу: совместно с подразделениями от­дельного инженерно-саперного батальона по сухому руслу реки совершить 30-километровый марш в южном направлении в горный район 15 км северо-восточнее кишлака Ишкамыш, прикрыть главные силы 40-й армии, а также обеспечить развертывание в гор­ной долине центров боевого управ­ления 40-й армии и 201-й дивизии, а также двух площадок «подскока» вертолетных десантов.

Совершив марш по указанному маршруту и достигнув заданного района, подразделения 783 ОРБ обеспечили боевое прикрытие втягивания главных сил 40-й ар­мии в долину, где были развернуты ЦБУ армии и дивизии, выставлено охранение. Связисты ОРБ развер­нули в боевое положение и свою командно-штабную БМП, сы­гравшую впоследствии жизненно важную роль в обеспечении связи абонентов «комбат» — «плацдарм» и «комбат» — «командование».

На втором этапе операции с 16­22 июня тактический воздушный десант 783-го разведывательного батальона под командованием майора Корытного П. В. в авангар­де батальонов 201-й дивизии был высажен на горные участки райо­нов Ишкамыш и Хост-О-Ференг, примыкающих к трассе Кундуз — Файзабад с целью ликвидации чле­нов вооруженных формирований «Исламского общества Афгани­стана», подконтрольных Ахмад Шаху Масуду и разгрома вскрытых разведкой органов тыла, базовых районов со складами вооружения и боеприпасов. Десант был также призван отвлечь живую силу про­тивника на горном участке и ис­ключить выход на прилегающие к трассе равнинные районы, для атак на колонны.

На рассвете 16 июня в предго­рьях уезда Ишкамыш с двух пло­щадок подскока началась погрузка десанта — около 90 человек из со­става 783-го отдельного разведы­вательного батальона и приданных сил— всего порядка 120 человек. Разбившись на десантные группы по 12 человек с полной амуницией, приступили к погрузке на «вертуш­ки» Ми-8, заполнив 10 «бортов».

Командир 783-го ОРБ майор П. В. Корытный с управлением ОРБ, связисты и артиллерийский корректировщик погрузились в вертолет командира эскадрильи. По команде все «борта» поднялись в воздух и парами пошли в район десантирования.

Через 15-20 минут полетного времени началось снижение для десантирования. Первыми зависли четыре «вертушки» — маленькая площадка больше не вмещала. При подлете была отчетливо слышна стрельба, стало ясно, что высадка десанта осуществляется под плот­ным огнем противника.

Для высадки десанта летчики выбрали тесную площадку именно этого отрога горной гряды, окру­женной главенствующими высо­тами, с которых по вертолетам, и по десанту был открыт безоста­новочный огонь. Лучше бы не вы­саживали. Однако им надлежало выполнить приказ. Можно ли на­звать везением малый размер пло­щадки десантирования, на которой уместились всего четыре вертоле­та, два из которых были немедлен­но сбиты у земли?

Летчик, командир первого Ми-8, впоследствии четырежды раненный в бою, до последнего сохранял управление машиной, под шквальным огнем высадил десант, чем спас жизнь 12 развед­чикам и экипажу. Убедившись, что десант покинул борт, коман­дир объятого пламенем вертолета и бортовой техник, впоследствии также получивший тяжелое ра­нение, выпрыгнули на площадку и вместе с разведчиками приняли бой. Подбитый выстрелом из гра­натомета, Ми-8 за считанные ми­нуты сгорел дотла.

Высаженный десант занял кру­говую оборону и вступил в бой. Исходя из сложившейся обстанов­ки, командир эскадрильи принял решение прекратить десантиро­вание и отдал приказ остальным бортам возвращаться на площадку подскока.

Высадив группу десанта на пло­щадку подскока, Ми-8 убыли на за­правку топливом. Вертолет с май­ором Корытным П. В., потеряв возможность высадиться вместе с батальоном, вернулся из района боевых действий, назад на площад­ку подскока.

Но в это время комбату П. В. Корытному начальник связи 783-го ОРБ доложил: десант четырех бортов — (это 45-50 человек) вел ожесточенный бой с превосходя­щими силами противника, неся большими потери, сдерживая на­тиск и попытки окружения.

Единственным, кто был на свя­зи и как-то руководил силами де­санта 783-го ОРБ, был командир взвода 2-й разведывательной роты. Начштаба ОРБ, авиа-наводчик, ко­мандир огнеметной роты и другие были в укрытии среди огромных валунов без средств связи, а коман­диры 1-й и 3-й разведывательных рот были ранены уже на начальном этапе боя, замполит 3-й разведы­вательной десантной роты погиб.

Добравшись до ЦБУ, майор П. В. Корытный разыскал началь­ника разведки и начальника шта­ба (НШ) 201-й мотострелковой дивизии. Начальник штаба 201-й мсд на управленческом БТР Р-145 «Чайка» руководил десантировани­ем подразделений дивизии.

Доложив о случившемся начштабу 201-й мсд, комбат потре­бовал немедленно отправить его и оставшиеся силы 783-го ОРБ на помощь высаженному десанту. Но получил отрицательный ответ: «Идет десантирование батальонов 149-го мотострелкового полка, сво­бодных бортов пока нет, график высадки и без того нарушен».

Корытный взобрался на БТР НШ дивизии. Томительное ожида­ние продолжалось два часа. За это время начальник связи ОРБ сделал комбату П. В. Корытному вынос­ную гарнитуру на длинном шнуре, чтобы тот, находясь на БТР НШ дивизии, мог «слышать» доклады комвзвода разведчиков, управляю­щего боем и владеющего обстанов­кой на плацдарме, к тому моменту уже раненному в ступню, и давать офицеру указания. В данной си­туации майору П. В. Корытному только и оставалось, что слушать, подбадривать комвзвода и обе­щать скорое прибытие, просить держаться и беречь людей.

По истечении долгих двух ча­сов П. В. Корытный с остатками 783-го ОРБ вновь погрузились в вертолеты другой эскадрильи и отправились на выручку родно­му батальону. Незадолго до отлета на ЦБУ дивизии комбату поступи­ла информация: один из вертоле­тов Ми-8 с десантом 783-го ОРБ был сбит и упал в районе не плани­руемой согласно боевой задачи вы­садки ОРБ. «Какие еще вертолеты могли там высаживать десант?» — думал тогда майор Корытный.

Как оказалось, намного позже доклад поступил от командира пары вертолетов Ми-8, высланных для спасения и эвакуации экипажа сбитой вертушки, одну из которых по техническим причинам там же и потеряли.

Подлетев к плацдарму, ком­бат в иллюминатор увидел, что внизу идет бой. Вертолет ушел за склон и завис на высоте 3-4-х метров над кручей. Напу­ганный участью двух подбитых Ми-8, борттехник начал спеш­но выталкивать разведчиков в люк. Комбат П. В. Корытный пытался заставить пилотов сни­зиться еще, однако сам понял: есть угроза зацепить винтами склон. Выбросив с бортов ящи­ки с боеприпасами, прибывшие группы ОРБ высадились.

Узнав о высадке командира 783-го ОРБ майора П. В. Корытного, разведчики облегченно вздох­нули: «Раз комбат с нами, все будет хорошо!» Вслед за бортом комбата высадились и оставшиеся группы десанта. Оценив обстановку, май­ор с батальоном сместился выше по склону. Метрах в тридцати, по­косившись на бок, стоял второй подбитый вертолет, с прострелян­ного бака большой струей бил ке­росин. Желая запалить вертушку, «духи» вели по Ми-8 интенсивный прицельный огонь трассерами.

Командир вертолетной эска­дрильи впоследствии понял, что его головные «вертушки» выса­дили десант совсем в другом ме­сте, но спасая свою участь, скрыл данный факт и не доложил коман­дованию. Учитывая, что удары штурмовой авиации Су-25 перед началом десантирования нано­сились по плановым площадкам высадки, а не по ошибочно вы­бранной летчиком Ми-8 и под­контрольной противнику, высадка групп первого эшелона 783-го ОРБ привела к тяжелым последствиям.

Лишь через два часа в ходе вто­рого вылета летчики уже других экипажей, следуя в районы высад­ки, обнаружили на одном из скло­нов два сбитых вертолета Ми-8, один из которых сгорел. Увидели также наших разведчиков, ведущих тяжелый оборонительный бой.

Майор П. В. Корытный окон­чательно осознал, что десантиро­вание подразделений 783-го ОРБ было ошибочно произведено в дру­гом месте, как выяснилось потом, в 16 км северо-восточнее отметки 2540 горы Яфсадж, утвержденного планом операции заданного рай­она. Эта ошибка сыграла роковую роль в неуспехе действий батальо­на. Фактически десант был выса­жен на главные огневые средства базового района — на участок стрельбища по подготовке снай­перов «духовского» учебного цен­тра, подконтрольного полевому командиру «Исламского общества Афганистана» (ИОА) Кази Кабиру (Мохаммад Кази Кабир Марзбон), о чем наши войска не знали.

С заходом солнца огонь стих. По приказу комбата, всех раненных и убитых укрыли в более-менее безопасном месте. Среди погиб­ших были командир сожженного вертолета Ми-8, военный корре­спондент газеты ТуркВО, замполит разведывательно-десантной роты, другие разведчики ОРБ и бойцы приданных подразделений.

Дождавшись полной темноты, майор П. В. Корытный со связиста­ми обошел все позиции, на месте уточняя задачи. Он принял реше­ние под покровом ночи с группой разведчиков подняться вверх, к го­сподствующей вершине площадки десантирования, и предпринять попытку выбить «духов» с первого рубежа горной гряды, чтобы с рас­светом как-то переломить ход боя.

Однако, едва комбат начал вы­движение, начальник связи доло­жил, что его разыскивает руково­дитель операции. На КП армии и дивизии продолжали ошибочно считать, что десант высажен пра­вильно, пока командир ОРБ по ра­дио не убедил их в том, что они на­ходятся совсем в другом месте.

Ночью формирования моджахе­дов подтянули свежие силы и с вос­ходом солнца открыли непрерыв­ный, усиливающийся огонь, в том числе из минометов. Разведчики также ударили приданным мино­метом, но количество мин было ограничено — не более двух де­сятков штук. Стало совсем жарко. Число раненных стремительно рос­ло, оказание первой медицинской помощи в условиях непрекращаю­щегося огня было сложным, вода и боеприпасы на исходе.

В этой ситуации напрашивалось только одно решение — вызов ави­ации для нанесения бомбовых уда­ ров по занимаемым противником господствующим высотам и непо­средственно по перевалу, с тем что­бы в дальнейшем под прикрытием дыма и пыли посадить вертолеты Ми-8 для сброса боеприпасов, по­грузки раненых и убитых. П. В. Корытный понимал — отступление вниз по ущелью привело бы еще большим потерям.

Комбат связался с ЦБУ и изло­жил дальнейший план действий, но командование не утвердило его план. Однако, Корытный не отступал, настаивая на ави­ационной поддержке.

Аккумуляторы садились, слышимость ухудшилась до ми­нимума. Пытаясь улучшить слышимость, майор вытащил радиостанцию из окопчика и по­ставил на бруствер. На какое- то время связь улучшилась. Но снайпер, давно пристре­лявшийся и ожидающий свое­го шанса, выпустил в боевого командира пулю. Она вошла навылет в голову, пронзив глаз и висок. «Видать, потерял бое­вую бдительность, а вражеский снайпер не растерялся, — вспо­минал этот день П. В. Корыт­ный. — Много пуль за службу в Афганистане просвистело над головой. Видимо, это судьба». Только утром 18 июня в дей­ствительный район боя были направлены штурмовики СУ- 25 и боевые вертолеты МИ-24, которые десантом были наведе­ны на цели. После ударов, как и всегда, мятежники стали поки­дать район операции. Появилась, наконец, возможность эвакуи­ровать раненых и убитых. Их, к сожалению, оказалось много.

Артиллерист-корректировщик, сидящий рядом в окопчике, наложил повязку комбату на го­лову, а приползший начмед ОРБ вколол промедол. О ранении ко­мандира 783-го ОРБ доложили командованию операции. По­сле доклада на ЦБУ об обстоя­тельствах и характере ранения комбата, спустя короткое время, прилетела долгожданная пара штурмовиков СУ-25 и нанесла бомбовый удар по целееуказаниям майора Корытного П. В.

Вслед за Су-25 под при­крытием двух вертолетов МИ-24 села пара вертолетов Ми-8, и началась эвакуация убитых и раненных. Комбата в числе других разведчиков положили на плащ-палатку и погрузили в вертолет. По­дошедшее подкрепление, про­чесывая ущелья, обнаружи­ло трупы мятежников, много оружия и боеприпасов. Но все указывало на то, что ночью, основным силам мятежников все же удалось ускользнуть че­рез перевал на Талукан, либо через отрог, который вел в уще­лье Явур и далее на Ишкамыш.

Восстанавливался Петр Ва­сильевич Корытный после тя­желого ранения долго: снача­ла в госпиталях Афганистана и ТуркВО, затем в глазной кли­нике в Одессе. Но, несмотря, на тяжелое ранение, пройдя длительный курс лечения и ре­абилитации, он написал рапорт и приказом Министра обороны СССР был оставлен в боевом строю, став заместителем во­енного комиссара Курганской области, дослужился до воин­ского звания «полковник».

За мужество, про­явленные в боевых действиях в Афганистане, П.В. Корытный награжден орденом Красно­го Знамени, орденом Красной Звезды, многими медалями и орденом боевого Красного Зна­мени Республики Афганистан.

Пример грядущим поколениям защитников Родины

Жизненный путь Петра Ва­сильевича Корытного — яркий пример несгибаемой воли, стойкости и героизма. Ориентир, беззаветно­го служения Родине, верности воинскому долгу и офицерской чести. Мы обязаны помнить, что среди нас живут такие герои, как Петр Васильевич Ко­рытный. Мы склоняем головы перед павшими воинами нашего Отечество и благодарим тех, кто выжил – «всем смертям назло», - «это нужно не мертвым, это надо живым».

 

Автор Герой России Ильяс Дауди