Операция «Западня»

Операция «Западня»

18-26 августа 1986 года в период присутствия Ограниченного контингента Советских войск в республике Афганистан (ОКСВА) в западной провинции Герат была проведена плановая масштабная воздушно-наземная общевойсковая операция под кодовым названием «Западня». Она была признана одной из наиболее успешных общевойсковых операций ОКСВА в истории Афганской войны (1979—1989).

Целью совместной войсковой операции ОКСВА и правительственных сил ДРА (ВС ДРА) являлась ликвидация органов тылового обеспечения «Западной объединённой группировки» афганской оппозиции.

Операция была проведена в три этапа на широком фронте равнинного и горного участков, в окрестностях старого Герата и приграничном с Ираном, горном районе Шаршари. На равнинном участке, примыкающих к Герату территориях, была проведена зачистка населённых пунктов от членов вооружённых формирований.

«Работы хватало и в окрестностях Герата - бескрайней зеленой зоне и примыкавшей к ней долине Герируда. Орудовавшим в провинциях Герат и Фарах отрядам опорой служили многочисленные кишлаки, снабжавшие моджахедов пропитанием и пополнением. Тут же они находили отдых и ночлег, получая оружие с близлежащих баз в Иране. Под прикрытием «зеленки» - обширных зарослей кустарника, садов и виноградников - моджахеды подбирались к расположению воинских частей, грабили и жгли автоколонны, а после атак мгновенно растворялись в окрестных селениях, и отыскать их в этих местах, особенно с воздуха, было не легче, чем в горах. Книга «Выжженное небо Афгана. Боевая авиация в Афганской войне» полковник В.Ю. Марковский

На горном участке было овладение базовым районом «Кокари-Шаршари», главным опорным и перевалочным пунктом на границе с Ираном.

К общевойсковой операции «Западня» были привлечены части 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, дислоцированная в провинции Герат, 149-й гвардейский мотострелковый полк, 345-й отдельный гвардейский парашютно-десантный полк, силы ВВС 40-й Армии и ТуркВО из аэродромов Шинданд, Баграм, Джелалабад, Мары (Туркменская ССР). Для нанесения артиллерийских ударов по базовому району «Кокари-Шаршари» была привлечена 11-я реактивная артиллерийская батарея 9П140 «Ураган» 28-го армейского артиллерийского полка. 

От вооружённых сил ДРА была привлечена 17-я пехотная дивизия и 5-я танковая бригада, а также местные подразделения «Царандой» (афганская милиция).

Командование силами ОКСВА осуществлял генерал армии В.И.Варенников, начальник оперативной группы Минобороны СССР в Афганистане. От 40-й армии, заместитель командующего генерал-майор Кондратьев Г.Г.

«В период моего пребывания в Афганистане был проведён целый ряд интересных и сложных операций. Конечно, операция операции — рознь. Одни не оставили никаких воспоминаний. Другие же никогда не поблекнут. Для меня особо памятны операции в Кунарском ущелье, при штурме базы Джавара, на Парачинарском выступе, в районе Кундуза, западнее Герата до базы «КОКАРИ — ШАРШАРИ» на иранской границе…» Книга «Неповторимое» генерал армии Варенников В.И. начальник оперативной группы Министерства Обороны СССР в Афганистане, командующий общевойсковой операцией «Западня».

Группировка антиправительственных сил в западной провинции Герат, состояла из отрядов партии «Исламское общество Афганистана» (Союз суннитских партий «Пешаварская семерка»), лидеры: Бурхануддин Раббани, Исмаил-Хан и партий проиранского толка (Союз «Шиитская восьмёрка»), лидеры: Карим Ахмад Як Дастэ, Шейх Насрулла Мансур и другие.

Командование «Западной объединенной группировкой» осуществлял Туран Исмаил, также известный под именем Исмаил-хан, профессиональный военный, капитан, бывший командир одного из подразделений 17-й пехотной дивизии вооружённых сил ДРА, дислоцированной в провинции Герат. Под его управлением сражалось 199 отрядов численностью 4655 мятежников. У другого полевого командира Азизхана было 66 отрядов с 1550 мятежниками. «Солдат удачи» №5 2/95 полковник Ю. Шведов

Начало и ход войсковой операции  

В середине августа 1986-го года командиры ряда частей Ограниченного контингента Советских войск в Афганистане, были вызваны в штабы соединений, где руководителями предстоящей общевойсковой операцией с кодовым названием «Западня» на специально изготовленных «макетах местности» был изложен подробный план действий.

«Утром 19-го августа меня вызвали в штаб 201-й мотострелковой дивизии, где комдив поставил задачу срочно перебросить полк вертолетными бортами в провинцию Герат, в район ирано-афганской границы. Предстояло участие в войсковой операции под кодовым названием «Западня». Поздно вечером того же дня мы уже были на аэродроме Герата. Сразу приказал личному составу отдыхать. Подняли на строевой смотр в целях проверки наличия необходимого количества боеприпасов и провизии. После этого я собрал своих заместителей, старших офицеров и поставил каждому командиру подразделения боевую задачу. Уже через сорок минут личный состав полка разделили на группы, и мы стали ждать команду грузиться в вертолеты Ми-8Т». генерал-полковник Скородумов А.И.

Горный этап операции «Западня» в приграничном районе «Шаршари» начался 19 августа 1986 г. Подразделения 149 гв.МСП 201-й МСД из пункта постоянной дислокации город Кундуз самолётами АН-12 военно-транспортной авиации 40-й Армии были переброшены на запад республики Афганистан, аэродром города Герат.

Ранним утром в 5 часов 20 августа с аэродрома Герат на вертолётах Ми-8 в район проведения операции началась отправка групп тактического воздушного десанта.

«Группировкой армейской авиации только 21 августа было высажено около 1000 десантников и обеспечены их действия. За 7 дней операции налет каждого из экипажей вертолетов составил от 30 до 100 часов. "Прилично даже по меркам войны...». Книга Константина Шипачёва «В небе Афганистана - Ми-24»

Ближайшая задача авангарда головных батальонов состояла в высадке тактического воздушного десанта на господствующие высоты заданных координат, захват передовыми частями плацдарма и обеспечение огневого прикрытия высадки основных сил. Прибывшие в район высадки вертолёты и десантные группы столкнулись с внезапным стрелковым и миномётным огнём противника. Спешно покидая борта вертолётов, по которым вёлся сосредоточенный огонь, десантные группы, заняли круговую оборону и сходу вступили в бой. В завязавшемся бою появились первые раненные.

Приблизительно через тридцать минут мы уже подлетали к месту высадки. Выжженная земля, низкие по афганским меркам горы, сухое русло реки Герируд - место, где по топографической карте и проходит граница Афганистана с Ираном. «Десантировались близ населенного пункта Кокари-Шаршари. Среди «афганцев» это место слыло худым и «славилось» своими добротными оборонными укреплениями и коммуникациями. Нам предстояло их уничтожить, а также захватить склады оружия и боеприпасов банды моджахедов под командованием полевого командира Турана Исмаил-хана.

Однако никаких пограничных постов не было как с одной, так и с другой стороны. Словом, не было ничего, что напоминало бы государственную границу. Транспортные Ми-восьмые, долетая до ранее назначенных точек, зависали над сопками. Пилоты, заметно нервничая, торопили бойцов с высадкой. Подразделения десантировались и сразу же занимали круговую оборону. Спрыгнув вместе с двумя бойцами, связистом и офицером из управления полка, я начал принимать доклады командиров подразделений о фактических координатах сосредоточения полка». генерал-полковник Скородумов А.И.

На начальном этапе операции, урон советским войскам наносился преимущественно, огнём безоткатных орудий и миномётов противника. Как часто бывало в Афганистане, место и время высадки десанта, противнику были известны заранее. Участки на дальних подступах и прилегающая к базе территория были пристреляны миномётами и огонь вёлся предельно в цель.

«Не успели «вертушки» уйти от места десантирования, как по нам стали вести прицельный минометный огонь. Появились раненые. Судя по плотности обстрела, было очевидным, что зона высадки десанта пристреляна и в ней «шурави» терпеливо ждали. Свист мины, разрыв... Свист мины, разрыв. Хуже всего, когда слышишь звук летящего снаряда и не знаешь, в какую сторону упасть, чтобы укрыться. Обстановка накалялась, а огонь усиливался. Но офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты ни на секунду не выказывали слабости либо растерянности. Полк приготовился к бою!» генерал-полковник Скородумов А.И.

Безостановочный заградительный огонь подвижной и неподвижной артиллерии, миномётов мятежников расстраивали боевые порядки, срывали темп и напор наступления. Вертолёты Ми-8, едва удалившись от места высадки десанта, возвращались назад для эвакуации первых раненых. Рассредоточившись из зон артиллерийского и миномётного обстрела, подразделения открыли ответный огонь и вынудили противника отступить, обеспечив тем самым, высадку основных сил. В условиях непрерывного огня, командиры выстроили боевые порядки и выслали вперёд передовые дозоры.

«Отдав все необходимые распоряжения на эвакуацию раненых бойцов, я приказал офицерам срочно и на максимально большую дистанцию отвести свои подразделения от места десантирования, то есть из пристрелянной зоны минометного огня. А второму батальону поставил боевую задачу: в качестве авангарда полка двумя группами - разведывательной и основной - выдвинуться по высотам и в кратчайший срок преодолеть расстояние до позиций душманов». генерал-полковник Скородумов А.И.

Стремительные безостановочные наступательные действия советских войск в высоком темпе с широким применением манёвра: охвата, обхода, развертыванием главных сил с флангов и в тыл, переносом усилий в глубину обороны мятежников, сопровождались мощным огневым воздействием всех средств, поэтапным захватом тактических высот, преодолением многочисленных участков минно-взрывных заграждений и закреплением на достигнутых рубежах.

Интенсивный непрекращающийся огонь мятежников, вредил нормальной работе сапёров. Горные тропы на главных направлениях удара, на плато, прилегающих к «Кокари», господствующих высотах и подступах к базовому району были нашпигованы итальянскими противопехотными минами. В ходе наступления было множество минно-взрывных поражений среди личного состава. Первая помощь раненым оказывалась на переднем крае.

«Дозор спешно выдвинулся вперёд, и через три часа вывел второй батальон 149-го мотострелкового полка на указанные высоты. Не успели мотострелки рассредоточиться на высоте, как попали под массированный обстрел из стрелкового оружия, пулемётов и гранатомётов, безоткатных артиллерийских орудий «духов»». генерал-полковник Скородумов А.И.

При выходе на ближайшую, к укрепрайону, высоту, подразделения натолкнулись на лобовой шквальный огонь. Быстро рассредоточившись, занимая выгодные оборонительные позиции в естественных углублениях и за валунами, открыли ответный огонь. Однако мятежники, предусмотрительно, заминировали отдельные участки горной рельефа, способные служить выгодным укрытием от обстрела.

Так, за короткий промежуток времени, только на одном участке переднего края, один за другим, подорвались четверо солдат мотострелковой и сапёрной роты. Первая медицинская помощь раненным, оказывалась фактически на минном поле, под непрекращающимся шквальным огнём противника. «Взяв сапёрный щуп и медикаменты, прикрытые огнём товарищей, солдаты ползком подбирались к раненным, и в положении лёжа, перевязав, на себе вытаскивали с минного поля. 

По вертолётам Ми-8, осуществляющим эвакуацию раненых, доставку боеприпасов и питьевой воды, как приоритетной цели, вёлся прицельный огонь из крупнокалиберных пулемётов ДШК, гранатомётов, ПЗРК «Blowpipe» (Блоупайп производство Англия), зенитных установок ЗУ-23-2;4, противника. Непрекращающийся до наступления темноты бой, быстрый расход боеприпасов и воды, эвакуация раненных, требовали реверсного перемещения от переднего края на тыловые высоты, и назад. Это отвлекало силы от стремительного продвижения войск в глубь обороны противника.

Мы ввязались в третий день этой страшной бойни. Запасы воды закончились. Все попытки сбросить с «вертушек» тюки с водой терпели неудачу: высота, с которой вертолет «десантировал» их, не оставляла шансов на сохранность резиновых емкостей. Ударяясь о каменистую твердь, тюки с грохотом разрывались, и вода уходила в землю». генерал-полковник Скородумов А.И.

На третьи сутки запасы воды иссякли. Все попытки сбросить с «вертушек» ёмкости с водой терпели неудачу. Высота, с которой вертолёт сбрасывал воду, не оставляла шансов на их сохранность. Ударяясь о каменную твердь, резиновые ёмкости разрывались, вся вода растекалась. Направляя в район операции, за вертолётом вертолёт, командование операцией продолжало предпринимать всё возможное для обеспечения батальонов боеприпасами и водой. Дождавшись наступления раннего утра, вертолёты вновь стали предпринимать попытки сбросить данный груз на позиции войск.

«В ходе продолжительных и ожесточённых боев в течение двух суток запас боеприпасов иссякал. Прицельный огонь душманов из гранатомётов и зенитных установок не позволял нашим вертолётам выгрузить боеприпасы и эвакуировать раненых. Однако в этой тяжёлой и нервной ситуации боевой дух бойцов не был сломлен. Несмотря на пятидесятиградусную жару, обезвоживание организмов, главное, о чём думали мотострелки, - это о боеприпасах. Одна мысль: лишь бы не остаться без патронов! А бой начинался с восходом солнца и заканчивался на закате». генерал-полковник Скородумов А.И.

После удачного сброса боеприпасов и воды на тыловые высоты, командиры подразделений направили группы для транспортировки груза на передний край. Выполнение данного приказа привело к подрывам на противопехотных минах личного состава рот. Зная о предстоящих вынужденных перемещениях советских подразделений, мятежники скрытно ночью пробрались по дну ущелья в обход занимаемых войсками позиций, и на ведущих тропах, произвели новые минно-взрывные заграждения.

Прибывшие бортами БТА 40-й Армии на аэродром Герата из Баграма, десантники 345 гв.ОПДП вертолётами были высажены на другие высоты в районе операции, где также подверглись массированному удару артиллерии мятежников.

«За семь дней участия в операции налёт нашего экипажа составил более 30 часов. Группировкой армейской авиации только 21 августа было высажено около 1000 десантников и обеспечены их действия». Книга «В Небе Афганистана - Ми-24» Константин Шипачёв

«22.08.1986 при десантировании парашютно-десантной роты 345-го гв. ОПДП пулемётчик гв. рядовой Федосеев Ю.В., действуя в составе передовой группы, прикрывал огнём из пулемёта высадку десанта и подавил несколько огневых точек противника. В этом бою погиб». Книга Памяти погибших в Афганистане 1986 год

Непрерывные боевые действия в течение четырёх суток, большой расход боеприпасов и питьевой водой, безостановочная эвакуация большого числа раненых, высокая температура воздуха 55 градусов по Цельсию, значительно усложняли ход операции.

 

«Наступила очередная ночь, большая часть которой отводилась нами на чистку оружия, оценку и анализ обстановки. Безусловно, армейское командование операцией понимало, что без боеприпасов и воды батальону больше не выдержать, и на свой страх и риск отправило на удаленные от передовой позиции высоты три «вертушки». Вертолёты вновь сбросили боеприпасы и воду». генерал-полковник Скородумов А.И.

Ночи, противоборствующими сторонами использовались для перегруппировки, сосредоточения основных усилий на направлениях главного удара, чистку оружия и доставку боеприпасов на передний край. Достижение превосходства на избранных направлениях не обеспечили войскам плановый захват укреплённого района. Выстроенная мятежниками эффективная система управления огня, его устойчивость, оперативная корректировка, в том числе и с территории Ирана, своевременный перенос рубежей заградительного огня артиллерии и миномётов, гибкий манёвр в кратчайшие сроки, переносом усилий на угрожаемый участок или направление, срывали планы командованию операцией.

«В ходе боевых действий войска наносили удары с фронта по доступным направлениям в сочетании с маневром отдельными подразделениями через труднодоступные районы с целью выхода во фланг и тыл противнику (как в пешем порядке, так и по воздуху). Именно такие действия были залогом успешного решения задач в операциях в Кунаре, Алихейле, КОКАРИ-ШАРШЕРИ и другие». генерал-майор Никитенко Е.Г. в 1986 году заместитель начальника оперативного штаба 40-й Армии, один из руководителей операции «Западня»

Сопротивление на отдельных участках и направлениях обретали затяжной и ожесточённый характер. Особенно, это имело место на подступах к базовому району, на участках сплошного многослойного огня, в которых каждая точка находилась под досягаемым огнём мятежников. Ружейный и, огонь автоматического оружия, в пределах указанной зоны усиливался огнём крупнокалиберных пулемётов, установленных на лафетах и турелях.

К вечеру, использование подразделениями скрытых подступов и обходных путей способствовали стягиванию кольца окружения и обеспечили готовность к началу штурма.

24 августа, с различных направлений начался штурм укреплённого района. В составе обороняющих «Кокари» находилось большое количество арабских и иранских наёмников.

Боевая потеря штурмовика Су-25

Огонь по атакующим воздушным целям мятежниками вёлся из ПЗРК «Blowpipe», зенитных установок ЗУ-23(2;4), крупнокалиберных пулемётов ДШК и ручных противотанковых гранатомётов.

«Операция длится ровно семь дней. Она отличается масштабностью; сложной, но неплохой координацией действий многочисленных соединений. За короткий срок нам удается разгромить войска оппозиции западнее Герата и полностью уничтожить базу-арсенал «Кокари-Шаршари», расположенную у границы с Ираном. Мое звено возвращается на основную базу бес потерь, налетав около ста часов. Прилично даже по меркам войны...». Книга «Хроника пикирующего вертолета» автор Валерий Рощин

Средства ПВО, ПЗРК мятежников были призваны поражать советские штурмовики Су-25, Ми-24, Ми-8, взаимодействующие с наземными силами нанесением бомбо-штурмовых ударов (БШУ) с воздуха. Целью БШУ Су-25, была ликвидация мощных фортификационных сооружений, коммуникаций и средств противовоздушной обороны (ПВО) базового района. По поражающим цели штурмовикам, в момент их захода на удар, зенитными установками и ПЗРК мятежников, вёлся непрерывный ответный огонь.

23 августа 1986 года на главной линии театра военных действий, по штурмовику Су-25 под командованием капитана Смирнова А.Г., наносящему бомбо-штурмовой удар по инфраструктуре мятежников, была выпущена зенитная ракета «Blowpipe» (британский ПЗРК). Точным попаданием ракеты самолёт был уничтожен. Пилоту удалось катапультироваться. Для огневого прикрытия поисковых групп и эвакуации пилота в район боевых действий оперативно были направлены по две пары боевых Ми-24 и Ми-8.

Из сводок потерь авиации ОКСВА по 1986-му году: «...23 августа 1986 г. боевая потеря самолёта Су-25 378-го ошап. Взлет с аэродрома Шинданд с заданием нанести удар по целям в приграничной с Ираном полосе. Самолёт был поражён ракетой «земля-воздух» с территории сопредельного Ирана. Лётчик капитан Смирнов Александр Георгиевич катапультировался после потери управления и был эвакуирован вертолётами ПСС...». «Потери ВВС в Афганистане» (skywar.ru)

«...Теперь противник применял ПЗРК повсеместно, и основная масса боевых потерь носила «ракетный характер». Например, 23 августа 1986 г. в ходе бомбово-штурмового удара в 40 км от аэродрома Шинданд (рядом с границей Ирана) зенитной ракетой «Blowpipe» при выходе из пикирования был поражён штурмовик капитана А.Г. Смирнова. Самолёт потерял управление и начал вращаться по крену. Пилот был вынужден катапультироваться...». Книга Ильдара Бадретдинова «Штурмовик Су-25 и его модификации» 

«Используя все преимущества своего укрепрайона, арабские и иранские наёмники выпускали из зенитных установок залпы огня по нашим штурмовикам Су-25 «грачам», обеспечивавшим обескровленному батальону поддержку с воздуха. Один раз при смене очередной двойки штурмовиков моджахед-стрелок зенитной установки на глазах у нас сбил одного «грача». генерал-полковник Скородумов А.И.

В разгар боя, достижении максимальной степени напряжённости огня, под эмоциональное чтение по рупорному громкоговорителю строк из Корана, с целью предельной мобилизации, мотивации и психологического воздействия на советских воинов, мятежники на доли секунды выпрыгивали из укрытий и став во весь рост, выпускали длинную пулемётную очередь или снаряд из гранатомёта.

«В ходе продолжительных и ожесточенных боев в течение двух суток запас боеприпасов иссякал. Прицельный огонь душманов из гранатомётов и зенитных установок не давал возможности нашим вертолетам выгрузить боеприпасы и эвакуировать раненых. Однако в этой тяжелой и нервной ситуации боевой дух бойцов не был сломлен. Несмотря на пятидесятиградусную жару, обезвоживание организма, главное, о чем думали мотострелки - о боеприпасах. Одна мысль: лишь бы не остаться без патронов! А бой начинался с восходом солнца и заканчивался на закате. ...» генерал-полковник Скородумов А.И.

25 августа 1986 года мощным огневым налётом, подавив последние очаги сопротивления, советские войска нанесли разгромное поражение обороняющимся, которые начали беспорядочно отступать.

«25 августа 1985 года укрепрайон Исмаил-хана в Кокари-Шаршари мы все-таки взяли. Его банда была разбита. И только совсем незначительная часть уцелевших душманов, бросив оружие и боеприпасы, вместе с Исмаил-ханом ушла в Иран...» генерал-полковник Скородумов А.И.

Несмотря на ожесточённое сопротивление, группировка «Кокари» была повержена. Уцелевшие при обороне защитники, поняв обречённость цитадели, используя ходы сообщений в системе подземных коммуникаций, вместе с Исмаил-ханом ушли в Иран. На складах базового района было взято большое количество оружия и боеприпасов.

Исмаил-хан

Исмаил-хан (Туран Исмаил, афг. капитан Исмаил), уроженец уезда Шинданд провинции Герат, национальность таджик, бывший кадровый офицер 17-й пехотной дивизии ВС ДРА, в сжатые сроки сумел подчинить себе разрозненные отряды вооружённой оппозиции в провинциях: Герат, Бадгис, Фарах, Гор, Нимроз, развернув масштабное вооружённое сопротивление по всему западу Афганистана. В процессе организации партизанской борьбы получил прозвище «Лев Герата». Общая численность около 200 отрядов группировки Турана Исмаила, доходила до 5000 человек.

«Самым видным из здешних полевых командиров был Туран Исмаил, в прошлом армейский капитан, перешедший к моджахедам после апрельской революции. Военный опыт, грамотность и требовательность быстро позволили ему стать местным эмиром, во власти которого находились семь провинций и армия в пять тысяч боевиков». В.Марковский Книга «Жаркое небо Афганистана»

В высшем совете партии «Исламское общество Афганистана»  ИОА, Исмаил-хан являлся третьим по влиянию, после духовного лидера партии Бурхануддина Раббани и полевого командира Ахмад Шах Масуда. Получал финансовую помощь от ЦРУ в рамках секретной операции «Циклон», а также из бюджета «Альянса восьми» союза шиитских партий, базирующихся в городах Мешхед и Кум, Иран. После вывода Советских войск из Афганистана, дважды становился губернатором провинции Герат - в конце 1990-х начале 2000-х годов. Государственный и политический деятель ИРА, в 2005-2013 годы занимал пост министра водного хозяйства и энергетики.

Базовый район Кокари-Шаршари

Базовый район «Кокари-Шаршари» на границе с Ираном был построен в 1984 году по проекту западногерманских и иранских военных инженеров. «Кокари-Шаршари» являлся, одновременно и крупным приграничным с Ираном, перевалочным пунктом. Входил в систему тылового обеспечения антиправительственных сил под командованием Турана Исмаила, лидера афганских моджахедов на всём западе Афганистана.

«В период Афганской войны (1979-1989), приграничные перевалочные базы и пункты были промежуточными органами снабжения оппозиции. Их содержали на караванных маршрутах вблизи границ с Пакистаном и Ираном. Именно на них осуществляли перегрузку оружия, боеприпасов, материальных средств из транспортов, пришедших из Пакистана и Ирана, на транспорт оппозиционных отрядов, действующих в самом Афганистане. Здесь же при необходимости можно было длительное время хранить оружие и боеприпасы. Крупные перевалочные базы: Марульгад, Рабати-Джали, Шинарай, «КОКАРИ-ШАРШАРИ», Джавара, Льмархауза, Ангуркот, Ходжамульк, Мианпушта, Анандара, Шагали, Тангисейдан одновременно являлись и базовыми районами....»

«База в провинции Герат, к примеру, была построена в 1984–1985 гг. в соответствии с планом, разработанным западногерманскими и иранскими военными инженерами».........«Они представляли собой комплекс наземных и подземных (тоннельного типа с защитной толщей 15–20 м) сооружений. В них размещалось все необходимое для жизни, быта и боевой деятельности: командный пункт с узлом связи, учебный и пропагандистский центры, несколько казарм, множество складов оружия, боеприпасов и материальных средств, авторемонтные и оружейные мастерские, снаряжательный патронный завод (по сборке патронов БУР), госпиталь, тюрьма.

Имелись административные здания и жилые дома для размещения высокопоставленных лиц и иностранных представителей. База располагала автономным электро- и водоснабжением. Подступы к базе прикрывались тремя рубежами опорных пунктов, оборудованных на господствующих высотах огневыми сооружениями с укрытиями. Весь район имел исключительно сильную ПВО — большое количество ПЗРК, ДШК, ЗГУ....», Книга «Трагедия и доблесть Афгана» генерал-майор Ляховский А.А.

Авиация

«Иногда нашей эскадрилье приходится летать не только с аэродрома Джелалабада. В один из дней экипажи поднимают по тревоге и отправляют через всю страну на западную границу ДРА - для участия в операции «Западня». Предстоит длинный и утомительный перелет: «Джелалабад - Кабул - Кандагар - Шинданд - Герат». Старейший город, бывшая столица Афганистана. Сверху чертовски красивый... Но вблизи эти красоты нам разглядеть так и не доведется: несколько дней подряд утюжим небо, сопровождая транспортные вертолеты, прикрывая высадку десантов в районы, занятые опорными пунктами противника.... Судьба разбросала наших ребят по всем аэродромам Афганистана, где базировалась Армейская авиация. А тут вдруг все разом собираемся в одном месте для участия в «Западне». Книга «Хроника пикирующего вертолета» Валерий Рощин

«Штурмовики 200-й ОШАЭ участвовали и в борьбе за Герат, находившийся в 120 км на север от Шинданда и ставший центром оппозиции на западе страны. Здешние банды действовали прямо в городе, разделив его на сферы влияния и воюя не только с правительственными войсками, но и между собой. Тут же находились опорные пункты, запасы оружия и боеприпасов. Су-25 приходилось наносить удары прямо в городе по контролируемым душманами кварталам и указанным разведкой домам». Книга «Выжженное небо Афгана. Боевая авиация в Афганской войне» полковник В.Ю. Марковский

Для взаимодействия ВВС с сухопутными силами использовались вертолёты: МИ-8 и МИ-24, штурмовики СУ-25 «Грачи». Связь, которых обеспечивалась «УКВ-радиостанциями» «Эвкалипт» «Р-828», воздушными командными пунктами ИЛ-22.

«Для особой слаженности действий больших групп авиации в обширном районе, как это было летом 1986 г. при разгроме базы-арсенала под Гератом, над Афганистаном появлялись летающие командные пункты Ил-22, оснащенные мощным бортовым комплексом управления и связи, способным обеспечить работу целой воздушной армии. Сами Су-25 оборудовали специальной УКВ-радиостанцией Р-828 «Эвкалипт» для связи с наземными войсками в пределах прямой видимости». Книга «Выжженное небо Афгана. Боевая авиация в Афганской войне» полковник В.Ю. Марковский

Ссылки